| |

Поливанов О.И.                              Философия чуда.

 

      Прибегнем к примеру известному широкой публике, к киноистории «Криминального чтива» режиссёра К.Тарантино.

      В двух головорезов (Траволта в роли Винсента Веги и Джексон в роли Джулса) отправившихся на очередное киллерское дело в упор, с расстояния в три шага выпускается обойма, и ни одна пуля не попадает в цель. Оба поражены. Джулс называет это чудом и пытается убедить Вегу; последний отказывается придать событию мистический смысл и в пылу спора, в движущемся автомобиле случайно простреливает голову пленнику, сидящему на заднем сидении. В закусочной Джулс сообщает о своём намерении покинуть работу убийцы и пойти «по миру», стать странником до тех пор, пока не поступит знамение от бога, снимающее с него епитимью. Вега смеётся, уговаривает одуматься, но тут «неполадки» с животом заставляют его убежать в уборную. В это время начинается ограбление, двое людей обирают кошельки посетителей и натыкаются на кейс с драгоценностями, отобранными в перестрелке нашими героями для своего босса. Перед Джулсом стоит дилемма: отдать нельзя, за них уже убиты четыре человека, да и босс не простит, но не отдать, значит  снова убить, так и не вступив на новую дорогу; нет Веги, чтобы взять инициативу на себя, бог максимально сужает возможности, ставит всё в зависимость от воли кающегося. Хитростью Джулс обезоруживает ближайшего грабителя и держит его на мушке, в то время как напарник пленника держит на мушке его. Тут возвращается Вега и берёт на мушку напарника – обезумевшую от страха и отчаяния влюблённую девушку, готовую начать стрельбу. Вега тоже готов открыть огонь, в любую секунду завариться каша. Джулсу ничего не остается, как начать переговоры:

      - При обычных обстоятельствах вы были бы уже мертвы, но сейчас у меня переходный период, я хочу покинуть «бизнес». Я выучил одно место из библии (Иезекииль, глава 25 стих 17) говорящее о каре господней постигающей жестоких злодеев и себялюбцев и читал его каждый раз жертвам перед свершением чёрного дела… Возьмите все мои деньги и уходите, я плачу вам за то, чтобы вас не убивать.

      Грабители с позором ретируются.

      Оставшийся в одиночестве Вега на следующем же задании погибает, он просто обрекается богом на смерть. Ожидая в засаде Бутча Куледжа (Брюс Уиллис) на его квартире он по-прежнему мучается животом и пропускает момент появления боксёра. Куледж входит, осматривается, никто не нападает на него. Тогда он заряжает тостер и замечает автомат лежащий на столе. Вегу при выходе из уборной ждёт наставленный ствол. Выстрелил за спиной Бутча тостами тостер, и палец рефлективно спустил курок.

 

      Вот во всех подробностях пример чуда. Мы имеем «поверившего» и «не поверившего» в чудо в одном флаконе, их дальнейшую судьбу, мы видим, что бог не только воспринимает наёмных убийц на равных с другими гражданами, но и сам ставит их на эту работу, а потом снимает. Кроме того, за «выход из дела», он требует дополнительной платы, миссионерской деятельности, просвещения молодой, отчаянной пары. Итак, чудо есть:

  1. Акт бога по привлечению внимания одного или нескольких человек к своей воле.
  2. Оно существует только в том случае, если личность прислушалась.
  3. Цель привлечения внимания – заставить полностью изменить жизнь, выйти на другую дорогу, как правило, открывающую простор созерцанию. 
  4. В случае отказа личности, отсроченная смерть её настигает.

      Можно назвать ещё чудо компромиссом, который исходит от бога; оно показывает, что, идя по выбранной дороге личность, погибнет и предлагает сменить направление. В конечном же счёте внимание богу нужно ради самого внимания, ради установления постоянного контакта личности с ним.

 

      Не потому «мирраточение», вознесение, воскресение или явления есть подлоги, фальсификации и легенды что это удостоверяется любой независимой экспертизой, а потому что противоречит самому существу чуда. В традиционной клерикальной трактовке чудо есть акт, превосходящий обычные свойства материи. Свойства материи не будут исследованы полностью никогда и, следовательно, всегда останется обширная область неизвестного, которая потенциально может смешать наши привычные воззрения, опровергнуть повседневный опыт. Но неизвестное не есть чудо, как не чудо увиденное в действии дикарями огнестрельное оружие, телефон или телевизор. Нельзя назвать чудом открытие законов природы, которые делают «невозможное» возможным для любого человека вне зависимости от взглядов, расы и поведения. Чудо субъективно по самой своей природе, хотя оно и может явиться для нескольких людей сразу. Оно – то, что понимают, а не то, что видят. Если мы придём к выводу что, скажем, мирраточие есть какой-то сложный ядерно-физический процесс, до которого дорастет квантовая физика то, причём же здесь будет бог? И какие основания у церковников утверждать, что «необъяснимое пока» выделение мирры из древесины есть чудо? Если несколько приглашенных ими специалистов не смогли понять процесса, воспроизвести его в лабораторных условиях, почему церковники делают вывод, что никогда в будущем усилия учёных не увенчаются успехом?! Глаза, руки оказывающиеся центрами «образования» вещества легко можно объяснить геометрическими, цветовыми факторами подобно поверхностям вокруг которых начинается кристаллообразование. Много чего до сих пор не повторено в лабораторных условиях, и создание из неживой материи живой, кажется, самым трудным делом. Появление одноклеточного организма несравненно сложнее непрерывного и повсеместного мирраточия всего и вся.        

      Можно ли назвать чудом непредсказуемость?

      Мёртвая материя не имеет памяти, а значит и времени; всё происходит для неё мгновенно или одновременно. Она инертна и до бесконечности повторяет заданные процессы. Только то, что помнит, накапливает опыт, может менять течение процессов, то есть сознательная разумная личность. Свойства непредсказуемости проявляются исключительно в живой природе, но лишь у человека они входят в область разума и могут быть познаны. Неживая природа подчиняется статистическим, вероятностным законам, её непредсказуемость не достигает зачатков сознания; сколько не проводи химическую реакцию она не осознает себя таковой и не начнёт искать новых форм взаимодействия на основании уже существующего опыта; мы никогда не получим более или менее опытную реакцию. Лишь сознательная разумная личность может оценить процесс как чудесный исходя из собственного опыта. Человек может увидеть «непредсказуемость» в другом человеке или в личности вмещающей весь мир, т.е. в боге. Но не в мёртвой материи. Там мы найдём только статистику и вероятность. По сути, различие между естественным и чудесным сводится к различию мёртвой материи и сознательной разумной личности. Их нельзя сравнивать как сапоги разных размеров или винтовки разных калибров, это «сапоги» и «коровы» - вещи несравнимые.

     Скажем также о явлениях. Если бы видения того, что нет, что не фиксируют видеокамеры имели бы объективную природу, то не сидело бы столько миллионов шизофреников в психиатрических лечебницах.   

      Психологически чудо сначала поражает сознание, заставляет остановится и задуматься, задать вопрос: «как это стало возможно?» Потом мир может показаться «часовой мастерской», в которой некий ЧАСОВЩИК-бог знает и точно рассчитывает меру и силу воздействия. Возникает вопрос: «что бог от меня хочет?» Человек спасается от верной смерти оправданием перед самой казнью, происходит невиданное в истории медицины выздоровление, переполненный народом самолёт разбивается и сгорает, а единственный пассажир остается, невредим, и т.д. Словом нарушается привычный ход событий, который объясняется людьми незатронутыми угрозой смерти «естественной» случайностью. Ни врачи, ни инженеры, ни юристы, разбирающие каждый конкретный случай не могут выделить «чудесное вещество», которое можно продемонстрировать широкой публике. Даже химический анализ мирра якобы выделяющийся из икон не показывает нам ничего кроме химии.

      Главное действующее лицо чуда истолковывает чудо согласно образу мыслей, присоединяясь либо к теистам, либо к атеистам.

На главную

| |