| |

США: военные преступления, заказные убийства, тайные операции и т.д.

Свобода и демократия по-европейски.

США: методы внешней и внутренней политики:

З.Бжезинский "Великая шахматная доска" - новый "Mein Kampf"

ВТО: Взломанные двери

       

Н. фон Крейтор: «Полная экономическая открытость равноценна оккупации». ВТО и НАТО – две стороны американской агрессии

http://www.snd-su.ru/cgi-bin/rg.pl?param=div2&page=4&type=1167&what=1001

 

      
   
Когда летом 2001 года, за три месяца до 11 сентября , этот материал появился в Сети, для русского читателя он был неактуален: ускоренное вступление в ВТО не обсуждалось, разработка «реформ» энергетики, железных дорог и социальной сферы находились в стадии англоязычных черновиков.
   Но главное – летом 2001 года еще не было взорванных республиканцами небоскребов, не было ни одной американской базы на территории бывшего СССР.
   Похоже, что проживающий в Нью-Йорке Н.фон Крейтор, авторитетный публицист из потомственной русской эмиграции, гораздо лучше нас чувствовал тучи, которые сгущались над миром…
   Сегодня, когда сценарий Третьей Мировой раскручивается уже четвертый год, мы можем по достоинству оценить уровень анализа, который блестяще подтверждается практикой.
   К большому сожалению для проигравших…
   
   4 февраля 1996 года бывший министр обороны США Уильям Перри откровенно и безапелляционно заявил: "Расширение НАТО важно для обеспечения успеха политики "открытых дверей"... в странах Восточной Европы. Расширение НАТО неизбежно и оно произойдет".
   Тем самым цели американской внешней политики, новая восточная граница или же, если следовать геополитической доктрине "пограничного тезиса" Фредерика Джаксона Тэрнера, - новая западная граница американской империи, а также главная миссия Североатлантического альянса были определены: основная функция НАТО заключается в обеспечении гарантий того, что двери Восточной Европы будут открыты и останутся открытыми в будущем. Расширенное НАТО станет стражем новой западной границы американской империи (по словам американского политолога Роберта Кокса, НАТО призвано заменить план Маршалла в качестве орудия экспансии американского рынка, экономического империализма и распространения геополитических принципов доктрины Монро на Восточную Европу и за ее пределы).
   Если в эпоху раннего американского империализма геополитик адмирал Мэхэн в виде средства, служащего экспансионизму "открытых дверей" и "дипломатии канонерок", рассматривал американские ВМС, то в нынешнее время подобная функция предписывается Североатлантическому альянсу. 24 марта 1999 года эта аналогия была наглядным образом подтверждена началом агрессивной войны США и их сателлитов по НАТО против Югославии. Старая "дипломатия канонерок" перевоплотилась в новую американскую "дипломатию "Томагавков".
   Бывший ответственный работник министерства обороны США и один из архитекторов "Нового мирового порядка" Залман Хализдад прямо указывал: американское экономическое процветание требует полного контроля над Восточной Европой. Экономические интересы Соединенных Штатов, а вместе с ними и периметр безопасности, значительно возрастают, ибо "Восточная Европа предлагает новые и потенциально широкие рынки для американских товаров, инвестиций и услуг". ("Расширение западного альянса на Восточную Европу: новая стратегия НАТО"; Ранд корпорейшн, май 1993 года.) Более того, примерно в то же время сенатор Лугар провозгласил, что ради безопасности Соединенных Штатов в будущем необходим абсолютный и безусловный американский контроль над всей Евразией. К тем же выводам пришел и Збигнев Бжезинский в своей книге "Великая шахматная доска".
   Во всех этих декларациях видна традиционная американская политика "открытых дверей", сформулированная еще президентом Теодором Рузвельтом в конце XIX века. Именно при нем эта политика начала применяться как наиболее эффективный метод для увеличения американской империи, создания новых рынков и колонизации экономик других стран. Концепция "открытых дверей", в сочетании с "пограничным тезисом" Тэрнера, является сущностью геополитической теории, требующей постоянного расширения Соединенных Штатов. Этой же цели служит интерпретация (Брукса Адамса) политических задач "открытых дверей": постоянный американский экспансионизм ведущий к тому, что было им названо Всемирной американской империей. Не случайно немецкий геополитик Отто Мауль писал по поводу американской доктрины "открытых дверей", направленной на завоевание рынков, что "полное экономическое проникновение имеет тот же эффект, что и территориальная оккупация". По его определению: проведение политики "открытых дверей" - суть военные действия средствами экономики.
   Выдающийся немецкий юрист Карл Шмитт, описывая экспроприацию пространства посредством американской доктрины Монро и ее экономического эквивалента - политики "открытых дверей", ввел в своих международно-правовых работах понятие "номос". Слово nomos происходит от немецкого глагола nemein -"брать". Номос означает в первую очередь - взятие, во вторую - деление и распределение взятого, и в третью - использование того, что взято и распределено. Для Карла Шмитта политика "открытых дверей" - завоевание геополитического пространства средствами экономики.
   Американский геополитик Исайя Боуман определил политику "открытых дверей" как американскую версию германской доктрины Лебенсраума (жизненного пространства). А выдающийся американский историк Уильям Апплеман Уильямс справедливо указал, что "история "открытых дверей" стала историей американских внешнеполитических отношений в двадцатом столетии". Эта доктрина фактически милитаризировала внешнюю политику США.
   Если в конце Второй мировой войны президент Франклин Рузвельт заявил, что новая американская граница проходит вдоль Рейна, то после поражения Советского Союза в "холодной войне", администрация Клинтона провела новую американскую границу уже в глубине России, вдоль Днепра и далее.
   На внешнеполитической карте мира (напечатанной в журнале "Форейн Аффэйрс"; N 3, 1993), иллюстрирующей геополитические планы США - большая часть европейской территории бывшего СССР под прочным американским контролем: прибалтийские страны, Украина, Белоруссия, Молдавия и весь Кавказ включены в сферу применения доктрины Монро.
   

"Холодная война" как геополитическая концепция

   

   Геополитические цели и внешняя политика США в период после "холодной войны" в основном совпадают с экспансионистской политикой сразу же по окончании Второй мировой войны, осуществление которой и привело к "холодной войне".
   После Второй мировой войны цели американской внешней политики определились под влиянием геополитических идей Фредерика Джаксона Тэрнера, Брукса Адамса, Хальфорда МакКиндера, Николаса Спайкмэна и Исайи Боумана, в сочетании с доктриной Монро, императивами экспансионизма "пограничного тезиса" и империализмом "открытых дверей". Эти цели, выраженные в главном и основополагающем документе "холодной войны" - Меморандуме Совета Национальной Безопасности от 1950 года за номером 68 (NSC-68), заключаются в следующем:
   1. Предотвращение консолидации геополитического пространства Евразии под господством какой либо иной силы, чем Соединенные Штаты.
   2. Постоянное расчленение этого пространства для предотвращения нежелательной консолидации, которая в будущем может стать враждебной американской политике "открытых дверей".
   3. Установление постоянного политического и военного присутствия Америки на европейском континенте. Расширение сферы американского влияния и действия (периметра) доктрины Монро на другую сторону Атлантического океана. Посредством этого США, помимо своей традиционной роли морской супердержавы, превратятся в силу, прочно утвердившуюся в Евразии, становясь таким образом также и континентальной силой.
   4. Разрушение и расчленение Советского Союза как державы, занимающей стержневую позицию в сердцевине Евразии (то, что МакКиндер называл "Хартланд").
   5. Установление режима "решительного перевеса сил" США в Евразии, т.е. американской гегемонии над всей Европой.
   Эти цели первоначально были лишь геополитическими (даже создатель стратегии "сдерживания" Джордж Кеннан определял американские стратегические задачи в узких геополитических терминах), а не идеологическими (как подчеркивал Дин Ачесон, борьба и противопоставление ведущей морской силы и ведущей континентальной силы), хотя американская пропагандистская машина сумела со временем идеологизировать их, демонизируя (в русле теологии "предопределенной судьбы" Америки) своего основного геополитического противника - Советский Союз.
   
Что касается плана Маршалла, то (как заявил его инициатор - Джордж Маршалл, выступая в 1947 году в Гарварде) он был "продолжением войны иными средствами - средствами экономики".
   А создание НАТО явилось, по словам сенатора Коннэлли, "логическим расширением принципов доктрины Монро". По поводу же доктрины Трумэна можно сказать, считает известный американский политолог Уолтер ЛаФебр, что она означала конец "первой холодной войны", ведшейся за контроль над Западной Европой и начатой Вудро Вильсоном еще при завершении Первой мировой войны. С осуществлением плана Маршалла и созданием НАТО был установлен американский контроль над Западной Европой. Однако попытки Соединенных Штатов в конце Второй мировой войны включить в свою империю "открытых дверей" страны Восточной Европы и таким образом расширить сферу влияния на них доктрины Монро, натолкнулись на сопротивление со стороны Советского Союза. В результате началась "холодная война" или то, что ЛаФебр называет "второй холодной войной".
   Концепция многополюсности - иными словами, возврат к Вестфальской системе, основанной на балансе сил суверенных государств, - всегда расходилась с американской геополитической доктриной.
   Согласно этой доктрине, на место традиционного баланса сил должна прийти однополюсная мировая империя.
   27 ноября 1998 года на дискуссии посвященной американским планам грядущего "освоения" балтийских стран и Украины, в которой участвовало большинство министров обороны Соединенных Штатов последних десятилетий, Джеймс Шлессинджер в духе Вудро Вильсона заявил: "США не признают никаких сфер влияния России. Более того, США не признают сфер влияния каких бы то ни было стран, ибо теперь весь мир - сфера влияния США".
   В этом контексте уместно сравнить доктрины гегемонии Великобритании и США. Великобритания испокон веков преследовала цель не допустить господства какой либо державы в Европе. Парадигма гегемонии Великобритании заключалась в формуле "сравнительное преимущество Великобритании" в европейских делах, достигаемое прежде всего дипломатией и контролем над международной финансовой системой. Иными словами Великобритания играла роль решающего рычага в системе баланса сил на континенте, который сохранялся в Европе еще с времен Венского конгресса 1815 года.
   США как приемник Британской империи унаследовали эти традиционные устремления Великобритании - прежде всего не допустить "доминации континента" континентальной державой. Но американская парадигма мирового владычества существенно отличается от британской. США уже во время окончания Первой мировой войны отвергли принцип баланса сил. На смену ему Соединенные Штаты стремились установить систему решающего перевеса силы США. К тому же Америка не только стремилась предотвратить господство континентальной державы на континенте, США сами претендовали на установление своего господства. Суть всех геополитических документов "холодной войны" заключается именно в этом. Провозгласив доктрину Трумэна, Соединенные Штаты поставили под свою доминацию не только всю Западную Европу, но и окраины Европы: Грецию, Турцию, Исландию, Гренландию (так называемый "Римланд" в геополитических концепциях Николаса Спайкмена). По окончанию же "холодной войны" США практически захватили Вторую Европу, включая Балканский полуостров.
   Когда после окончания Первой мировой войны Вудро Вильсон разглагольствовал на Парижской мирной конференции о необходимости раз и навсегда покончить со сферами влияния, он лишь имел ввиду, что сферы влияния других империалистических держав необходимо ликвидировать с тем, что бы они отошли к США.
   Многие полагают, что концепция "Нового мирового порядка" впервые возникла после разрушения Советского Союза. Это совершенно ошибочно. "Новый мировой порядок" был провозглашен 17 января 1917 года президентом Вильсоном который заявил, что отныне "доктрина Монро должна стать ведущим принципом организации мирового пространства". "Новый мировой порядок" - это и есть доктрина Монро для всего мира. А доктрина Монро для всего мира - не что иное как мировая гегемония США,
   После окончания Первой мировой войны Вудро Вильсону не удалось достичь поставленных целей, но после Второй мировой войны это, по-существу, произошло, о чем свидетельствуют основные документы "холодной войны" и сама история. Лишь Советский Союз не попал в сферу гегемонии США. Известный американский писатель Коре Видаль так описывает имперские амбиции Франклина Делано Рузвельта к концу Второй мировой войны:
   Больной, опустошенный старый президент... даже умирая, продолжал следовать стратегии собирания из обломков разрушенных империй одной большой мировой империи, в центре которой стоял он сам. После его смерти имперское строительство продолжалось. В будущем ни Англия, ни Франция, ни Германия не могли противостоять американской воле, их участь - полное повиновение. Уцелел лишь Советский Союз, чтобы служить противовесом на весах силы.
   Сегодня США воспринимают сильную и независимую Европу (как набирающее силу геополитическое пространство) в качестве главной угрозы своему владычеству, поэтому и ведут войну против евро и противятся независимой от НАТО роли Еврокорпуса.
   
   

Экономическая политика как геополитика

   
   Вступив по окончании Второй мировой войны на стезю открытого геополитического экспансионизма, Соединенные Штаты создали целый ряд институтов гегемонии, в том числе, Общее Соглашение по Тарифам и Торговле, Всемирный Банк, Международный фонд развития и ту же Организацию Объединенных Наций. Они были задуманы как инструменты для проведения американской политики в глобальном масштабе.
   Главное внимание было уделено мировой политической экономике, Уильям Апплеман Уильямс назвал это эскизом для создания "мировой империи открытых дверей". Весь мир рассматривался как глобальный универсальный рынок.
   При этом основным методом преодоления опасности национального капитализма и создания защищенных экономических пространств, стало образование господствующей супердержавой гегемонических союзов, с целью недопущения реализации устремлений других государств к автаркической политике или же формирования торговых блоков в попытках улучшения их существующих позиций. Главная цель американской политики после 1945 года заключалась не в противодействии пресловутой советской угрозе, а в усилиях по навязыванию специфической экономической модели, служащей американским интересам.
   В свое время независимая Западная Европа опрокинула Pax Britannica и глобальный экономический порядок под эгидой Великобритании. Приняв на себя роль мирового гегемона после Второй мировой войны и заменив Pax Britannica на Paх Americana, Соединенные Штаты восприняли независимость Западной Европы как угрозу для своего грядущего мирового господства.
   Еще в период до Второй мировой войны интегрирующиеся региональные рынки: Срединная Европа - Германии, так называемая Большая азиатская сфера сопроцветания - Японии и социалистическая экономика Советского Союза, столкнулись с Пан Американизмом США. Их жизненное пространство (особенно Германии и Японии) являлось "умерщвляющим" для американского империализма.
   Если бы две ведущие страны Оси преуспели в своих намерениях, мировая система и мировой рынок распались бы на четыре "больших пространства", организованных вокруг индустриальных центров в Западной Европе, Северной Америке, Советском Союзе и Японии.
   Во время президентства Франклина Делано Рузвельта такой мировой сценарий широко обсуждался, в американской истории он известен как "политика четверть сферы" или как "американская крепость".
   Но это означало бы отказ от трех четвертей мировой системы и мирового рынка в тот исторический момент, когда все условия для воцарения американской мировой гегемонии были налицо. Вторая мировая война стала для Соединенных Штатов средством достижения этого.
   Экспансионизм под прикрытием "озабоченностью безопасностью"
   
   В практическом отношении "Руководство Пентагона по оборонному планированию" в период после "холодной войны", подготовленное заместителем министра обороны в правительстве президента Буша старшего Паулем Вольфовицем (Полом Вульфовицем - ред.), может рассматриваться как осовремененный Меморандум 68. В нем формулируются и уточняются задачи, направленные против всех потенциальных политических и геополитических противников.
   Представляется совершенно недопустимым существование какой бы то ни было независимой страны (не важно, капиталистической или социалистической), проводящей национальную политику или же имеющей национальные интересы, отличающиеся от интересов Соединенных Штатов. В этом отношении "Новый мировой порядок" символизирует тотальное отвержение традиционной системы баланса сил, международного плюрализма и, в конце концов, самого принципа национального суверенитета.
   Президент Клинтон заявил в 1993 году, что "мировая экономика изменилась таким образом, что связи между внутренней и внешней политикой сделались неразделимыми".
   Отныне НАТО служит целям как внешней, так внутренней политики США. С одной стороны Североатлантический альянс является инструментом контроля над Западной Европой, геополитического экспансионизма и захвата других стран, с другой - обслуживает местные экономические нужды, создавая новые рынки и содействуя таким образом империалистическому обогащению. Экспансионизм и экономическое процветание взаимосвязаны, а традиционный империализм и политика захвата в сфере идеологии представляются пропагандистским аппаратом Вашингтона как вопрос безопасности. Американское процветание связано с американским контролем Европы, а НАТО - основной и всемогущий инструмент этого контроля. Поэтому любая угроза Альянсу есть угроза и американской гегемонии и, следовательно, американскому экономическому процветанию. Как отмечает Бенджамин Шварц: "Начиная с конца сороковых годов, Соединенные Штаты в сущности определили свои жизненные интересы в Европе как связанные с противодействием нормальному ходу экономического и геополитического соперничества между государствами этого региона".
   Уолтер Рассел Мид, первым выдвинувший идею аннексии Сибири и превращения ее в очередной американский штат, утверждал, что независимая Европа будет в экономическом аспекте закрытой для Соединенных Штатов. "Экономически закрытая Европа - револьвер, приставленный к голове Америки". Континентальная же система, возглавляемая Германией, - смертельная угроза американской гегемонии. Создание такой системы явилось бы для США как геополитической, так и экономической катастрофой.
   С точки зрения Соединенных Штатов, ни Германии, ни Японии, ни какой либо иной стране нельзя позволять демонстрировать как самостоятельность в политике, так и свои силовые возможности для обеспечения безопасности ресурсов имеющих стратегическое значение. США должны навсегда остаться единственной сверхдержавой мира.
   То, что Америка называет "законной обеспокоенностью безопасностью", на деле сводится к геополитическому экспансионизму и колонизации новых стран, осуществляемой под идеологическим прикрытием образования "Нового мирового порядка". Соединенные Штаты проводят планомерную дестабилизацию международной среды, чтобы расширить свою военную власть и геополитический контроль, который выходит далеко за пределы того, что требуют естественные нужды безопасности.
   Для Соединенных Штатов понятие "озабоченность безопасностью" не имеет ничего общего с "обороной". Американское руководство не склонно содействовать стабилизации международного положения. Доктрина "легитимной безопасности", проводимая в жизнь Вашингтоном, требует продолжения геополитического экспансионизма, ведущего к дальнейшей дестабилизации мирового сообщества.
   Экспансионизм прикрывается и мистифицируется создающим идеологическую иллюзию понятием "глобализация", в нем и посредством его новый американский империализм представляется как законы экономического развития.
   В результате экспансионизма "открытых дверей" государственный суверенитет перестал быть абсолютным и незыблемым принципом и в международном праве, и во взаимоотношениях между государствами, поскольку сам принцип государственного суверенитета выступает как препятствие для экспансионизма.
   Недавно министр обороны США Дональд Рамсфельд, фактически следуя Уильяму Перри, заявил, что включение балтийских стран в НАТО (в периметр американской доктрины Монро) необходимо для поддерживания принципа и политики "открытых дверей", и Пауль Вольфовиц, сформулировавший "Руководство Пентагона по оборонному планированию", снова является заместителем министра обороны США, но уже при президенте Буше младшем. Американская внешняя политика все настойчивей следует тем принципам, которые заложены в этом документе, что чревато прямой и непосредственной угрозой.
    Соединенные Штаты уже неприкрыто выступают с планами захвата территорий бывшего Советского Союза: как балтийских республик, путем их включения в НАТО, так и закавказских и центрально-азиатских, первоочередной интерес к которым - получение доступа к энергетическим ресурсам региона. Интересы же других государств признаются совместимым с американскими до тех пор, пока доступ к ресурсам Соединенных Штатов остается гарантированным.
   ...

   США сегодня hostis humani generis. И весь мир на прицеле. Но в итоге, как сказал Уильям Уильямс, главным противником Соединенных Штатов явится сама история.

На главную

| |